• ВАЛЕНТИН ПУЧКОВ-СОРОЧИНСКИЙ •

«Счастье невозможно вчера или завтра. Счастье можно переживать только сию минуту!»

ВАЛЕНТИН ПУЧКОВ-СОРОЧИНСКИЙ ГЛАВНЫЙ ХОРМЕЙСТЕР ДНЕПРОПЕТРОВСКОЙ ОПЕРЫ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ ИСКУССТВ УКРАИНЫ, ОТМЕТИЛ 65-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ!

 

Валентин Николаевич Пучков-Сорочинский родился в Днепропетровске в  1953 году. Учебу в общеобразовательной школе совмещал с занятиями в музыкальной школе №3. Потом поступил в музыкальное училище имени Михаила Глинки. Продолжил обучение в Донецком музыкально-педагогическом институте по классу хорового дирижирования. Хормейстером в Днепропетровском академическом театре оперы и балета работает сорок лет. Из них двадцать — главным хормейстером.

 

«Счастье невозможно вчера или завтра. Счастье можно переживать только сию минуту!»

 

У Валентина Николаевича, очень звучная, красивая, прямо-таки артистическая фамилия. Одна ее часть — папина (а он был директором музыкальной школы), вторая – от бабушки. В музыкальной школе, а потом в училище, Валентин Пучков осваивал фортепиано. Настоящий вокальный голос прорезался когда надо. И сразу такой, как надо. Студенту училища теперь стали подвластны песни Муслима Магомаева и другие знаменитые баритональные партии.

 

Студент Валентин Пучков уже знал, что будет хормейстером. Но для себя решил, что надо себя проверить. И приглашение работать в Днепропетровском оперном было очень кстати. «Надо проработать лет десять с хором, чтобы понять, твое это или нет»,  — говорит Валентин Пучков-Сорочинский.

 

                  Профессия

 

После запланированных десяти лет хормейстерства в Днепропетровском театре оперы и балета, Валентин поехал на стажировку в Большой театр. «Скучно стало и тесно здесь, вспоминает он, — потом занесло даже во Францию. Там я увидел дирижера Мишеля Пикмаля, и понял — вот  таким надо быть дирижером!»

 

А если бы не дирижером, то кем бы Вы могли стать?

 

Параллельно я мечтал быть нейрохирургом. Мама была медсестрой. И по этой линии я унаследовал крепкую руку и реакцию особенную, медицинскую. Думаю, был бы неплохим хирургом. Я и до сих пор считаю, что я не терапевт в своей работе,  я хирург. И это применимо к любой профессии. Либо мазать зеленкой, либо резать! Зеленку я не применяю!

 

Поставить диагноз, разъять, как говорил Сальери, музыку, убрать лишнее, сшить звучание отдельных групп в одно целое! Разве не похоже искусство хормейстера на хирургическую операцию? Но если это так, то возможно, артисты хора  побаиваются своего руководителя.

 

Побаиваются? Мне это малоинтересно, — говорит Валентин Николаевич,- Я искренне люблю свою профессию и делаю свое дело. Как это оценивают, я не спрашивал. Например, когда я работал с Юрием Чайкой, главным режиссером театра, ныне покойным к сожалению, то это был конфликт на конфликте. Но, я убежден — скандалы могут быть только из-за работы! Не надо выяснять какую-то мелочевку… Спорить можно только о творчестве!

 

— Артисты хора — это люди единичные, «штучные», как говорят. У каждого свои особенности, таланты и амбиции. Как вы относитесь к подбору людей в коллектив?

 

Я сам их набирал, и, начиная с 1999 года постепенно мой хор создавался. Сейчас ведь важно  даже не качества природные усмотреть, а подготовку. Не просто голоса нужны, а умения. Надо открыть ноты и петь «с листа»! Уровень ценится и образование.

 

-Какие особенности у хорового певца? Он же отличается от солиста.

 

Если солисту надо выдавать звук, то в хоре надо собрать этот звук в себя и постараться не выделиться. Это сложно! Но это и школа большая для тех же солистов, которым полезно начинать именно с хора.

 

— А вы, Валентин Николаевич, пели в хоре?

 

Когда учился. Но я сразу в солисты пошел, повинуясь природе лидера. Вот сейчас я готов поубивать за разговоры во время репетиции, но вспоминаю, как сам себя вел! Это ужас! Только и слышно было — Пучков, прекратите разговаривать!

 

Открытие себя

 

Валентин Пучков-Сорочинский — человек традиции, привычки. Он каждое утро начинает с того, что обливается ледяной водой, делает гимнастику и  старается следовать плану дня, который набросал прежде. В репетиционной комнате или за рабочим столом создан особый порядок. На стенах афиши, на столе книги и подсвечники со свечами, которые он любит зажигать даже днем. К книгам особое отношение.

 

Я в библиотеке днями просиживаю. Было время, когда штудировал Фрейда, Крафта, изучал историю государства Российского по сочинениям Ключевского, Бердяева… Это помогает профессии. К тому же я очень люблю бумажные носители. Взять в руки книгу, это не на кнопки нажимать. Я много узнаю из книг.

 

— А поездки на гастроли — это тоже открытия?

 

Да, и прежде всего открытия самих себя. Вот сейчас будем восстанавливать «Норму» и «Евгения Онегина». С каждым спектаклем много связано. Я вспоминаю что «Норму» мы пели в Испании. Дирижировал Мигель Ортега, тот, что работает с Монсеррат Кабалье. Нам аплодировали, восторгались. Тогда я понял что исполнительский уровень хора высокий.

 

А  год назад побывали в Китае. Причем нас пригласили заключить контракт на работу с  дирижером Брайтом Шенгом, после того, как он посмотрел записи «Риголетто», «Кармен» и «Кармины Бураны», где наш хор поет и танцует одновременно. Порекомендовал китайским продюсерам обратить внимание на коллектив из Днепра наш друг, дирижер из Харькова Игорь Соловей. Рекомендация срабатывают, когда подтверждена качеством! На первой же репетиции дирижер кричал «Браво!» и обнимал меня как друга.

 

— А вообще как вы относитесь к восторгам и похвале?

 

Похвала это всегда аванс. Ее постоянно надо подтверждать и работать лучше, чем до того. Я на каждом спектакле сижу в зале и слушаю хор. За каждую неправильную ноту, неверный поворот, звук и тембр они от меня получают! До унижения, до слез и полетов нот в сторону провинившегося! А когда хвалю — счастливы!

 

Иногда, чтобы не заблуждаться по поводу своего хора, я езжу слушать другие в украинские театры. Приезжаю и говорю «Прекрасные хоры, но мой — изумительный! Молодой, гибкий, перспективный, талантливый!.. Но я могу и перевернуть эту фразу с точностью до наоборот! Не обольщайтесь!»

 

Хор Днепропетровского академического театра оперы и балета тепло поздравил своего руководителя с юбилеем и пообещал выполнять все его профессиональные требования. Некоторые артисты опрометчиво поклялись обливаться ледяной водой по утрам. Теперь придется выдержать клятву, потому что Валентин Пучков-Сорочинский не из тех, кто пускает планы на самотек!

 

Редакция газеты «В поисках единства» присоединяется к поздравлениям!

 

 

Ответы на вопросы а-ля Марсель Пруст дает Валентин Пучков-Сорочинский

 

 Какие добродетели вы цените в людях?

 

Порядочность, надежность. Работоспособность — ключевая добродетель!

 

Какие качества цените в женщине?

 

Остроумие, целеустремленность, добродушие. Веселая должна быть  — главное качество!

 

Ваше любимое занятие?

 

Работа. Она же — хобби. Не люблю праздность.

 

Ваша идея о счастье?

 

Счастье- это момент, который переживаю сейчас! ТО, что было прежде не вернем, того, что будет — не знаем. А сиюминутное — это и есть счастье!

 

К каким порокам испытываете снисхождение?

 

Все что не запрещено- разрешено. Никто не имеет права наступать на горло. Но за опоздание на репетицию — расстрел!

 

Ваш любимый композитор?

 

Учитывая, что я пианист по первому образованию, конечно Рахманинов. Вокальной музыки много любимой. Когда слышу Паворотти — счастлив! Слышу Кабалье- счастлив! Слышу нашего Сребницкого — восторгаюсь! Это мой формат звукового счастья!

 

Ваше любимое блюдо?

 

Свежеприготовленная пища. Я сам себе могу сделать салат, приготовить мясо. Накрыть стол, зажечь свечи, окружить себя уютом.

 

Любимое изречение?

 

Разные были в разные времена…Сегодня это мое собственное — Счастье происходит в настоящий момент!  Успейте почувствовать!

Беседовала Нина Зимина





Понравилась статья? Расскажи о ней

Свежий номер

Популярное на isunity.com