• Гоголь и Шекспир: мистический баттл гениев-именинников •

Апрель подарил человечеству двух гениев, и хоть их прогулки по планете Земля разделяет почти два века, Гоголь и Шекспир между собой крайне схожи. Творчество и жизнь обоих наполнены мистикой и таинственностью.

Вневременной транзит безудержного юмора Днепр-Темза

Апрель подарил человечеству двух гениев, и хоть их прогулки по планете Земля разделяет почти два века, Гоголь и Шекспир между собой крайне схожи. Творчество и жизнь обоих наполнены мистикой и таинственностью.

Они оставили после себя столько легенд, загадок и запутанных историй, что разобраться — где правда, а где вымысел, по прошествии веков, не представляется возможным. Трудно даже сказать, где больше фантастического: в биографиях этих фигур или в их творениях.

 

Попытки разобраться часто доходят до абсурда. Бытует версия, что Шекспир на самом деле и не Шекспир вовсе, не личность, не гениальный драматург, а целый кружок единомышленников во главе с Фрэнсисом Бэконом — знаменитым английским философом и литератором. Якобы, члены высоко парившего в духовных сферах орденского круга английских розенкрейцеров (теологическое и тайное мистическое общество), пользуясь популярностью театра, стали вставлять в пьесы свои послания с целью влияния на умы современников.

 

Оригиналы рукописей «певца гуманистических идеалов» не сохранились; посмертная маска не соответствует портретам; все сонеты обращены к мужчине, поэтому Шекспир – женщина, если не хуже. Предполагают, что, кроме школьного, никакого другого образования у Шекспира не было, а автором произведений мог быть только высокообразованный человек с необыкновенно широким кругозором. Слово «шекспир» переводится буквально как «потрясать копьем» и значит это — псевдоним, а не фамилия. В Шекспиры записывали, помимо Бэкона, королеву Елизавету, ее внебрачного сына Кристофера Марло, ее фаворита Уолтера Рейли… да кого там только не было. Около 1613 года Шекспир все бросает и неожиданно возвращается из Лондона в Стратфорд, и там не пишет уже ни одной строки – следовательно и раньше писал не он. После смерти его череп украли, а когда нашли в крипте храма Cвятого Леонарда в Вустершире, ученые идентифицировали находку с неизвестной женщиной семидесяти лет. Шекспир боялся, что его тело перезахоронят и проклял того, кто это сделает, но его могилу не трогал только ленивый.  Сведений в таком роде бесконечное множество.

 

Нельзя сказать, что переплюнуть подобное легко, но, тем не менее, попробуем это сделать при помощи нашего знаменитого на весь мир земляка.

 

Некоторые оптимисты до сих пор ждут опубликования Гоголевских «Мертвых душ», поскольку, как утверждают склонные к мистификациям исследователи-гоголеведы, сжег он совсем не их. Вот, например: «В ночь на 12 февраля 1852 года произошло событие, обстоятельства которого до сих пор остаются загадкой для биографов. Николай Гоголь молился до трех часов, после чего взял портфель, извлек из него несколько бумаг, а остальное велел бросить в огонь. Перекрестившись, он вернулся в постель и неудержимо заплакал. Считается, что в ту ночь он сжег именно второй том «Мертвых душ». Однако позже рукопись второго тома нашли среди его книг. Что было сожжено в камине, до сих пор неясно».

 

Николай Васильевич прямо-таки панически боялся, что его похоронят живым. И просил, чтобы  тело предали земле только тогда, когда появятся явные признаки разложения. Даже после смерти он не нашел упокоения. Из могилы загадочным образом, как и у Шекспира, исчез череп. Существует версия воровства вместилища гениального мозга московским коллекционером и миллионером Алексеем Бахрушиным – экстравагантной личностью тех времен. Другие источники утверждают, что череп не исчез, а был при эксгумации повернут в сторону. И говорит это об осуществлении самого сильного страха Гоголя – захоронении в летаргическом сне. Под землей он проснулся и вертел головой. До конца не выяснены и обстоятельства гибели писателя. Близкие считали, что по большому счету Николай Васильевич сгорел от постоянной душевной муки, вызванной тщетными усилиями — отыскать светлую сторону жизни.

 

Гоголь вел строго монашеский образ жизни, не был женат и женщина в его произведениях  — сугубо отрицательным персонаж, достойный лишь насмешек. Как считают зацикленные на Зигмунде историки, у него никогда не было даже любовницы. Взращенные озабоченным ХХ веком «исследователи» не могут поверить из своей материалистично-потребительской ямы, что движущей жизненной силой человека может быть не только половое влечение. Что существуют более высокие потребности, мотивы и устремления, не оставляющие гениям времени для личной жизни. У таких людей мысли могут быть поглощены чем-то другим настолько, что об удовлетворении естественных для большинства потребностей они могут просто забывать, так же, как о еде и сне. Все плотоядное уходит на второй план. Так живут настоящие святые.

 

Да и в ХХ веке жены месяцами не могли дождаться домой своих мужей-авиаконструкторов, увлеченно работающих над очередным новым ракетным двигателем. Вот их пока, к счастью, не додумались заклеймить. Ну а люди искусства поголовно, стоит только в чем-то выбиться из «нормы», становятся жертвами однообразных подозрений, постепенно перерастающих в утверждения. Невежественная масса, живущая на низких вибрациях и способная улавливать только информацию ниже пояса, радостно в грязь ныряет и несет дальше, обмазывая всех встречных. Один из наиболее ярких примеров массово растиражированного осквернения памяти великих – Чайковский.

 

То же и с Шекспиром. Неужели трудно предположить, что он искренне восхищался кем-то из актеров. Этот актер занимал все его мысли как совершенное создание, а не как объект вожделения. Сейчас, в новые темные века, мы забыли о том, что такое платоническая любовь, братская, дружеская, христианская, служение, дарение. Время примитивности, все хотят друг друга употребить физически.

 

Но вернемся к Гоголю. Базой для волшебно-сказочного и творческого восприятия мира стала подходящая наследственность. Хороший рассказчик и сочинитель пьес домашнего театра, Василий Гоголь-Яновский, отец Николая, заразил сына любовью к сочинительству. Мать же, первая красавица Полтавщины, была набожной женщиной, но видение веры у нее было свое, особенное. Веря в Бога, она не отрицала и существования потусторонней силы. Видимо, в общении с ней у будущего писателя и зародилась тяга ко всему жуткому, неизведанному. Кроме того, будучи суеверными, религиозными, веря в приметы и предсказания, подлили масла в огонь развития мистических наклонностей Гоголя дед с бабкой по линии матери.

 

Писатель слышал голоса, видел вещие сны и постоянно жил «под террором загробного воздаяния»… Сам Гоголь писал так: «Я почитаюсь загадкою для всех, никто не разгадает меня совершенно…»

 

И разгадывают, но разгадать не могут. Путаной, противоречивой, взаимоисключающей информации не просто полон интернет, — сотни книг серьезных авторов с научными степенями. И по русскому украинцу Гоголю, и по истинному европейцу Шекспиру.

Но стоит ли в это углубляться, копаясь в чужом белье и становясь только хуже? Какая разница, что и как было в жизни авторов, если можно расти и возвышаться, наслаждаясь их неповторимыми творениями. Тем более что захватывающих приключений, леденящего кровь ужаса, комичных ситуаций и персонажей там хватит на всех и навсегда. Восставшие мертвецы, магия, духи, привидения, призраки и ведьмы кочуют у Гоголя и Шекспира из произведения в произведение.

 

«Но тише, видите? Вот он опять!

Иду, я порчи не боюсь. — Стой, призрак!

Когда владеешь звуком ты иль речью,

Молви мне!

Когда могу я что-нибудь свершить

Тебе в угоду и себе на славу,

Молви мне!

Когда тебе открыт удел отчизны,

Предвиденьем, быть может, отвратимый,

О, молви!

Или когда при жизни ты зарыл

Награбленные клады, по которым

Вы, духи, в смерти, говорят, томитесь,

Поет петух»

(Уильям Шекспир «Гамлет, принц датский»)

 

«И вдруг настала тишина в церкви; послышалось вдали волчье завыванье, и скоро раздались тяжелые шаги, звучавшие по церкви; взглянув искоса, увидел он, что ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. Весь был он в черной земле. Как жилистые, крепкие корни, выдавались его засыпанные землею ноги и руки. Тяжело ступал он, поминутно оступаясь. Длинные веки опущены были до самой земли. С ужасом заметил Хома, что лицо было на нем железное. Его привели под руки и прямо поставили к тому месту, где стоял Хома.

– Подымите мне веки: не вижу! – сказал подземным голосом Вий – и все сонмище кинулось подымать ему веки.

«Не гляди!» – шепнул какой-то внутренний голос философу. Не вытерпел он и глянул.

– Вот он! – закричал Вий и уставил на него железный палец. И все, сколько ни было, кинулись на философа. Бездыханный грянулся он на землю, и тут же вылетел дух из него от страха.

Раздался петуший крик»

(Гоголь «Майская ночь или утопленница»)

 

«Гром.Входят три ведьмы.1-я ВедьмаПестрый кот три раза визгнул.2-я ВедьмаЕж четыре раза пискнул.3-я ВедьмаГарпий крикнул: «Час настал!»1-я ВедьмаРазом все вокруг котла!Сыпьте скверну в глубь жерла!Жаба, меж сырых камнейТридцать семь ночей и днейЯдом превшая во сне,Раньше всех варись на дне.Все три вместеЖарко, жарко, пламя ярко!Хороша в котле заварка!2-я ВедьмаМясо трех болотных змей,Разварись и разопрей;Пясть лягушки, глаз червяги,Шерсть ушана, зуб дворняги,Жало гада, клюв совенка,Хвост и лапки ящеренка -Для могущественных чарНам дадут густой навар»

(Уильям Шекспир «Макбет»)

 

«Скоро и смело гналась она за вереницею и кидалась во все стороны, чтобы изловить свою жертву. Тут Левко стал замечать, что тело ее не так светилось, как у прочих: внутри его виделось что-то черное. Вдруг раздался крик: ворон бросился на одну из вереницы и схватил ее, и Левку почудилось, будто у ней выпустились когти и на лице ее сверкнула злобная радость.

– Ведьма! – сказал он, вдруг указав на нее пальцем и оборотившись к дому»

(Гоголь «Майская ночь или утопленница»)

 

На темечки, куда поцеловал наших героев Боженька, наложил свою сургучную печать и веселый месяц апрель. Звезды сплелись в гороскопах литературных титанов в смешные картинки и излились из творческих рогов изобилия искрометным юмором художественных образов. В книгах Гоголя и Шекспира мы читаем между строк «невидимые миру слезы», но привычно ждем смеха, мрак перемежается светом, ужасное — радостным, серьезное — веселым.

Синьор, вам брак со мною не грозит:
Таким путем не побеждают женщин.
А не отстанете, так причешу
Я вам башку трехногим табуретом
И, как шута, измажу вас при этом.

(Шекспир «Укрощение строптивой»)

 

Окно брякнуло с шумом; стекла, звеня, вылетели вон, и страшная свиная рожа выставилась, поводя очами, как будто спрашивая: «А что вы тут делаете, добрые люди?»
(Гоголь «Вечера на хуторе близ Диканьки»)

 

Еще одна мистическая история чудесным образом свела Гоголя и Шекспира прямо на страницах нашей газеты. Но об этом далее в материале Нины Зиминой о презентации новой книги Семена Заславского.

Собственно, именно это совпадение и послужило толчком к написанию данного небольшого наброска-сравнения. А, как известно, по крайней мере людям с мистическим складом характера, случайностей не бывает.

Редакция «В поисках единства», искренне поздравляет всех нас с таким замечательным подарком апреля — рождением этих великих, интригующих, веселых и загадочных философов!

«Будьте живые, а не мертвые души!» завещал Николай Гоголь, и мы к нему присоединяемся.

Олег Гаевой





Понравилась статья? Расскажи о ней

Свежий номер

Популярное на isunity.com