• Преодолим ли рок? •

Жизнь и музыка Чайковского Мы часто размышляем о Судьбе. Кто-то верит в нее, кто-то недоволен ею, кто-то хочет ее изменить, конечно же, в лучшую сторону.   Подвластна ли она нашей воле? Вечные поиски, сомнения, надежды, потому что Судьба – это неразгаданная человечеством Божественная тайна. И Космическое мироздание ведет нас к разгадке через творение добра, любви, […]

Жизнь и музыка Чайковского

Мы часто размышляем о Судьбе. Кто-то верит в нее, кто-то недоволен ею, кто-то хочет ее изменить, конечно же, в лучшую сторону.

 

Подвластна ли она нашей воле? Вечные поиски, сомнения, надежды, потому что Судьба – это неразгаданная человечеством Божественная тайна. И Космическое мироздание ведет нас к разгадке через творение добра, любви, красоты, гармонии и взаимопонимания.

Ближе всех к пониманию Судьбы, Рока, Кармы находятся гениальные личности мировой Культуры, в творчестве которых тема Рока, Судьбы занимает первое место, особенно в зрелые годы их жизни.

У германоязычных народов Европы есть поговорка: «Бог – не Моцарт, но Моцарт – это Бог». Ее можно перефразировать и утверждать, что для славянских народов такой композитор – Петр Ильич Чайковский.

 

Петр Ильич в детстве воспитывался на музыке Моцарта и считал ее вершиной музыкального пространства всего Мира. Первый перевод на русский оперы Моцарта «Свадьба Фигаро» сделал именно он, наш гений, великий русский композитор Петр Ильич Чайковский.

 

В детстве маленький Петя «остро реагировал на все, даже небольшие осложнения и перепады настроений в отношениях между людьми…», вспоминала Фанни Дюрбах, его любимая воспитательница и друг, расставание с которой привело его к детской наивной депрессии, из-за которой он отказывался есть, гулять, заниматься музыкой.

 

Однажды, когда в доме было полно гостей и весь вечер звучала музыка, – играли, пели, веселились, Петя рано ушел в свою комнату. Фанни Дюрбах в беспокойстве поднялась к нему и застала мальчика в крайне возбужденном состоянии. На ее воспрос «что случилось?», он, весь в слезах отвечал: «О, эта музыка, музыка. Избавьте меня от нее! Она у меня здесь, здесь», — и он рукой показал на голову, — «Она не дает мне покоя!»

 

Впоследствии на вопрос, когда он начал сочинять, композитор отвечал: «С тех пор, как узнал музыку».

 

Гениальный дар – это судьба и часто нелегкая. Рождение Божественной красоты – это не только радость творчества, но и боль преодоления невежества и равнодушия, грубости и пошлости, материальных тягот и душевных страданий от понимания невозможности достижения желаемого идеала.

 

Моцарт в возрасте 7-ми лет, будучи с отцом и сестрой в Лондоне, сочинил свою первую симфонию. Но почему во второй, медленной части этой симфонии, в свете и величавости звучит у валторн тема из четырех нот, которая воспринимается как некое предостережение, предвидение роковой неизбежности всего, что произойдет в жизни с Моцартом?

 

В своей итоговой, последней симфонии №41 он словно торжествует победу над роковыми обстоятельствами своей полной лишений и бед жизни; победу света, добра и красоты над тьмой, злом и уродством, стоящими у него на пути. И основой финала этой симфонии становится тема второй части первой симфонии. То, что было намеком в семилетнем возрасте, становится жизненным кредо Моцарта: своей праведной жизнью, своей вечной музыкой побеждать роковые препятствия на пути к жизнеутверждающим идеалам, ради которых гений и приходит в мир по воле высших сил.

 

Петр Ильич до 10-ти лет счастливо жил в семье, окруженный заботой и любовью отца, матери и всех домочадцев. Его страстная тяга к импровизации на фортепиано казалась родным милым увлечением. Никто и предположить не мог, что в доме растет будущий гений. А он все чаще внезапные перепады своих настроений изливал в музыке и однажды, в возрасте восьми лет, сказал своей воспитательнице:  «Ведь я непременно буду великим композитором». Однако родители видели в нем преуспевающего юриста.

 

В юные годы Петр Ильич почти не записывал свои импровизации. И только для домашних концертов запечатлел на бумаге несколько сочиненных им романсов. Он уже тогда много играл Моцарта и Шопена, прослушал «Жизнь за царя» Глинки, «Юдифь» Сергеева и был настолько критичен к своим композиторским способностям, что считал свои первые опусы незрелыми, дилетантскими и просто недостойными постороннего внимания.

 

Но год от года, уже учась в Училище правоведения, Петр Ильич все яснее и определеннее осознавал, что музыка – его призвание. Судьба подводила его к решительному выбору: или – или! Целый год молодой юрист (Чайковскому было 23) совмещал работу в департаменте Министерства юстиции с учебой в только что открывшейся, в 1862 году, Московской консерватории (на то время еще училище) и, наконец, решается подать в отставку и навсегда посвятить себя музыке.

 

— А Петя-то, Петя! Какой срам! Юриспруденцию на гудок променял, — гневно воскликнул дядя Петр Петрович, семидесятилетний генерал в отставке. И только отец, сетра Александра и близнецы Анатолий и Модест видели в Пете будущий светоч русской музыки.

 

Поступок Петра Ильича – это ли не преодоление рокового насилия над судьбой, множественными знаками и голосами, в том числе и внутренним: «…тебе непременно быть великим композитором!»

 

В моем понимании судьба – это олицетворение светлых идеалов, зовущих талант человека раскрыть людям красоту и гармонию, понимание и чувствование которых даровано небесному избраннику Космосом (Богом).

 

Рок – это воплощение всего роковым стечением обстоятельств враждебного человечеству с особой силой, встающей на пути гениально одаренных личностей.  Судьба – это счастливая дружба Петра Ильича с Надеждой Филаретовной фон Мекк, подарившей ему много лет безбедной радости творчества.

 

Рок – это его неудачная женитьба на воспитаннице Московской консерватории, посредственной музыкантше Антонине Ивановне Милюковой, преследовавшей гениального композитора до конца его дней своими материальными претензиями, замешанными на абсолютном непонимании всей неоднозначно сложной сущности объекта своего «обожания».

 

В этот период жизни Чайковский горячо увлекается написанием своей любимой оперы «Евгений Онегин». Параллели: он – Онегин, она – Татьяна доводят его до мысли о самоубийстве. И здесь его ангел-хранитель устами родных, друзей подводит композитора к судьбоносному решению – уехать никому ничего не объясняя подальше от смертельной бездны роковых обстоятельств.

 

Какой  кричащей болью рыдает оркестр в последней кульминации финала четвертой симфонии! В письме фон Мекк из Флоренции Петр Ильич к каждой из четырех частей этой симфонии дает подробную программу. Но даже и без словесного описания, мы слышим в музыке противостояние жестокого, неумолимого рока и неукротимого желания творить, жить счастливо и радостно.

 

Небеса дали великому композитору славную судьбу гениального творца музыки, которая и у нас, и у наших потомков вызывает и будет вызывать слезы сопереживания, гордость силы и высоты духа человека, способного победить злой рок.

 

Музыка Чайковского – это преодоление злого рока во славу чистых и светлых чувств человека, творящего земную жизнь по божественным законам истинной красоты, гармонии, добра и любви. Даже если собственная жизнь Петра Ильича была полна жестоких столкновений темного рока и светлой судьбы.

 

Владимир Гаркуша





Понравилась статья? Расскажи о ней

Свежий номер

Популярное на isunity.com